Рок - не на сцене. Он внутри. Вместе с Bon Jovi

Одной из первых пластинок, которую я купил в магазине «Мелодия» на Новом Арбате, был альбом Bon Jovi “New Jersey”. Ее я заслушал практически до прозрачного состояния. Потом были кассеты. Много кассет. За ними пошли компакт-диски. А потом как-то закончились для меня Bon Jovi. Торкать перестало почти все, что было после альбома “Crush” с боевиком “It’s My Life”. Позже под рукой оказался Youtube. И Джон Бон Джови вернулся. Вместе с лохматыми восьмидесятыми и чуть более причесанными девяностыми. Там мы и жили долгое время.


Прошлой осенью громыхнуло. Bon Jovi анонсировали тур со стартом европейской части в Москве. Второй раз к нам собрались приехать! Прошлый-то был тридцать лет назад. Но на него я не попал – 11-летнему балбесу на Московском международном фестивале мира точно голову бы оторвали. К тому же пива я тогда все равно не пил. Пришлось взрослеть. Но когда Bon Jovi объявили о возвращении, билеты были куплены в первые десять минут продаж.


И я тут же пожалел. Точнее, когда приехала смска из банка. Как-то внезапно стало очень жабно. Захотелось тут же все вернуть. Ну, в самом деле! Сколько лет прошло с ковбойских сапог, залакированных причесок и бандан, болтающихся из задних карманов джинсов? Дофига! 


С тоски снова начал пересматривать клипы Bon Jovi и даже подпевать в караоке. Зимой с коллегами протрубили на всю Москву “Livin’ On A Prayer” так, что чуть голос не сорвал. И хотя друзья порекомендовали больше репетировать, понял, что на концерте нужно быть обязательно. И спеть с Джоном. Ну, и еще с несколькими десятками тысяч подросших разгильдяев. К тому же требовалось выгулять порванные на коленях джинсы с привязанной хвостом банданой и припылившиеся сапоги. Да! Пускай мои джинсы стары и потерты, но под ними бьется горячее сердце!


На стадион прошли идеально! Буквально как выстрел в сердце. Майку с анонсом тура 25-летней давности тоже удалось купить моментально. Тут же натянул ее и почувствовал, как машина времени закружила в танце и унесла.


Первый аккорд грянул вызывающе по расписанию. И быстро стало понятно почему. Вместо дикого рокера на сцену элегантно вальсируя выплыл ЗОЖ-дед. С белоснежной улыбкой и без единой капли холестерина в крови. Не говоря уже о чем-то другом. И это точно он?


В отличие от пожарных, которые работают с огоньком, Джон начал весьма спокойно. Видимо, за пульсом следил. И голосил не сказать, чтобы изо всех сил. В клипах все выглядит гораздо романтичнее и громче. Ну, как минимум в тех, которым лет пятнадцать и больше. А на сцене – симпатично, но очень по-пуритански. Если не сказать скучно. 


Царство ЗОЖ, не иначе как с подачи Bon Jovi, рулило не только на сцене, но во всех "Лужниках". В кафе подавали исключительно безалкогольную воду, безалкогольный кофе и такие же лимонады. А вот пива, даже безалкогольного, не было.


Но деваться было некуда. Нужно было получать удовольствие здесь и сейчас. Как говорил Рузвельт: "Делай, что можешь, с тем, что имеешь, там, где ты есть". 


Только я подпрыгнул, чтобы заорать во всю молодецкую глотку, как Bon Jovi затянули что-то слабо знакомое. Но когда умолкли все песни, которых я не знаю, до меня дошло: нужно рубить. Нужно быть диким и счастливым. Потому что настоящий Джон Бон Джови находится сейчас не на сцене "Лужников", а внутри меня. И там он точно такой же, каким и был раньше. Он ни капли не состарился и даже носит все ту же прическу, и смешно цокает сбитыми каблуками. Если честно, он оттуда никуда и не уходил.


И тут оказалось, что места у ограды, разделяющей трибуны, - это очень удобно! Стена стала надежным тылом, который прикрыл от строгих стюардов, усаживающих пылких рокеров по местам. Но зато здесь можно было рубить и угорать, никому не мешая! Тут-то и грянул рокенролл!


Я плясал, как Гарик Сукачев, одновременно встретившийся с Олегом Гаркушей, Сергеем Полуниным и немного Дэнни Де Вито. Орал, как стадо слонов! Размахивал руками, как Кракен! Хоть у Кракена и нет рук. И для этого не потребовалось никаких тренировок. Ровно за два с половиной часа концерта ни капельки не устал! Напротив, сил стало гораздо больше.


И вот уже неделю Bon Jovi играет на репите. Даже новые песни. И пою я теперь гораздо громче. Потому что нас с Джоном нынче не заглушить. И не важно, сколько каждому из нас лет. Потому что друг для друга мы навсегда остались молодостью. Дерзостью. Яростью.


А бандану я все-таки в "Лужниках" потерял. Надеюсь, Джон нашел.