Разрешать нельзя запрещать

Знаете, очень важно иметь возможности. Разрешить себе иметь, получать и заниматься тем, что нравится. Например, сочинять истории. Или слушать их. Интересно, а чего в вашей жизни больше: того, что разрешаете себе, или что запрещаете? За себя, конечно, хотелось бы сказать, что разрешенного больше, но до какого предела?


Недавно посмотрел отличный фильм «Грязь» (The Dirt), выпущенный Netflix и посвященный истории культовых Mötley Crüe. После ванильной «Богемской рапсодии» показался глотком свежего воздуха. И с порывом этого ветра пришло понимание, что в 90-е все мы были участниками этого задорного коллектива. Но большинство из нас успели остановиться вовремя.

 

В минувшую пятницу болтал с симпатичной актрисой и театральным режиссером. В этом году ей исполняется 25 лет. Обсуждали историю для интересного проекта. И зашел разговор о гранях дозволенного. Вспоминая, сколько этого добра было в моей юности, вживую наблюдал все стадии принятия неизбежного. Отрицание – не может человеческий организм этого выдержать! Гнев – ни в коем случае нельзя себя так вести! Торг – может быть, все-таки не совсем так все было?! Депрессия – неужели, что-то упускает в жизни?! Принятие – в прямом и переносном смысле.
Действительно, образ жизни Mötley Crüe в 80-е и нас в 90-е - не выдумка сценаристов. Но смею уверить, в реальности все выглядит на несколько порядков ярче. И страшнее.

 

Многие пробовали и знают многое. Только с годами кто-то взрослеет, а кто-то становится старше, продолжая быть отмороженным на всю голову подростком. Вопрос, на сколько затягивается процесс. Mötley Crüe взрослели долго. И в какой-то момент бесконечная вечеринка превратилась в поминки. Подростки в телах взрослых мужиков теряли семьи, любимых и детей. Про здоровье и говорить смешно. Но жуть заключается в том, что, разрешая себе все, можно именно себя и потерять. Гораздо важнее разрешить меняться.

 

Можно / нельзя – обоюдоострый клинок, который при хорошем замахе развалит человека пополам. Любой стороной. Глупо и безответственно откликаться и бросаться на все, потому что «можно». Опасно прятаться от мира – чик-трак, я в домике – и питаться исключительно блинами, потому что кроме них под дверь ничего не пролезает. Главное – вести себя по-честному. В первую очередь - с собой. Приятный побочный от такого подхода заключается в том, что с другими иначе уже тоже не получится.

 

Стоит искренне признаваться себе, чего же душе хочется. И тут я всегда удивляюсь людям, которым «не хочется ничего». Можно вспомнить Булгакова, который говорил, что такие люди, вероятнее всего, тяжело больны или втайне ненавидят окружающих. Возможно, что и так. Но я склонен думать, что «ничего» связано, скорее всего, с тем, что человек сам запрещает сам себе. Все. Обесценивая, например, тем, что это не соответствует статусу. Топ-менеджер отказывается идти на клубный рок-концерт, а паренек в рваных на коленках джинсах стесняется подойти к девушке, вышедшей из «Мазератти». Вот что разрешать нужно! На концерты и по «Мазератти»!

 

Но и, если человеку хочется «всего» (и желательно сразу), велика вероятность, что жаждет-то этого вовсе не он. Скорее всего, грезит его окружение, щедро делящееся с ним идеями и установками «что такое хорошо и что такое плохо». Поэтому и сам он верит, что золотой резерв желаний необходим именно ему. Только ему. А потом, когда горшочек начинает варить, мало кто решается приказать ему остановиться. Да и подсказки редко кто замечает. Еще индийский раджа говорил такой рогатой советчице: «Глупое животное! Золота не может быть слишком много!» А потом помер… И не сказать, чтобы сильно счастливым при всем своем золоте.

 

И вот тут встает вопрос: в каком же объеме разрешать себе, что хочется? А фиг знает. Нет норм, правил и стандартов. Это с колесными дисками и шинами все понятно: вот такая покрышка идеально налезет на диск с такой шириной обода, но можно еще вон те диски посмотреть – миллиметров на 5 поуже и на столько же пошире. А больше для такой резины подходящих вариантов нет.

 

Но нам проще. У нас есть отличный метод. Нужно брать и делать. Тестировать прямо на себе. Но в отличие от Mötley Crüe прислушиваться к себе, чувствовать, как действо откликается внутри. Захотелось прокатиться на велосипеде? Садитесь и делайте кружок вокруг дома. Загорелось хлопнуть «Джека»? Открутите крышку на бутылке и нюхните. Все еще хочется? Ну, попробуйте, глотните. Появилась идея встретиться с приятелем, которого давно не видели? Выходите из интернета, берите телефон и звоните. Только без фанатизма, пожалуйста. Не надо сразу пытаться прохватить на велике дистанцию Ironman, присасываться к бутылке, как вампир – к шее юной девы, и переезжать к товарищу на ближайший месяц. Начните с тестирования.

 

Так и стоит подходить к разрешительному процессу. Появилась мысль: протестируйте. Понравилось, появилась включка? Давите педаль в пол! Только, пожалуйста, по-честному. Чтобы действительно изнутри шло, а не от советчиков со стороны. И уж, конечно, не ими бы запрещалось. Как говорил Ричард Брэнсон: «К черту все! Бери и делай!» И плевать, как на это смотрят со стороны. Они еще не видели, какие статусы мы бы могли лет двадцать пять назад на стенах написать.