Рассказ "Пассажир"

Страх - друг или враг? Без него не выживем. Но и с ним бывает невыносимо. И в то же время, именно он - топливо, способное переносить между мирами. Главное, не застрять по пути. Пока размышлял на эту тему написал небольшой рассказ. "Пассажир". И его можно не только прочесть, но и послушать! Проект "Радиус Вселенной" сделал его аудиоверсию. Первая аудиокнига создана! И звучит она хорошо.

Солнечный зайчик осторожно, но уверенно полз по легкому цветному одеялу. По его планам через пару минут он должен был вскарабкаться на острый подбородок молодого мужчины, который пока лежал не шелохнувшись. Оттуда было рукой подать до античного носа, под которым так и хотелось пощекотать, а если уж веселиться на полную катушку, можно было бы и в зрачок стрельнуть. Несильно, просто чтобы и другие разноцветные зайчики побежали перед глазами. Но пока немигающим взглядом мужчина смотрел в белый потолок, на котором, присмотревшись, можно было заметить небольшие темные пятна и разбегающиеся сеткой трещины в побелке. В уголке глаза блестела слеза.

Через чуть приоткрытую дверь в комнату прошмыгнул рыжий кот с белой грудкой и, присев на мгновенье перед кроватью, одним движением раскрутившейся пружины взлетел на мужчину и деловито двинулся к зайчику. Мужчина не шелохнулся, продолжая смотреть в потолок. Слеза сбежала из глаза, оставляя поблескивающую дорожку. Но и она не удостоилась никакого внимания. Солнечный зайчик невозмутимо продолжал свой путь.

- Апельсин! – зашипел у двери женский голос. – Тебе что сказали!

Дверь открылась пошире, и в комнату на цыпочках вошла симпатичная белокурая девушка в легком халате. Она протянула руки, чтобы схватить кота, но замерла.

- Ой, Сань, уже проснулся!

Саня медленно прикрыл глаза, превратившись в скульптуру греческого атлета, которую кто-то шутки ради запихал под одеяло.

- Не спится, знаешь ли.

Девушка взяла кота на руки и аккуратно выставила за дверь. Кот удивленно и непонимающе пискнул, но когда развернулся, чтобы вернуться в охотничьи угодья, дверь перед носом уже закрылась.

- Плакал?

- С чего бы мне? – хмыкнул Саня, в самом конце сорвавшись на фальцет. – Лежу полгода, потолок рассматриваю. Отличную программу по нему передают кстати!

Девушка достала из кармана халата салфетку и промакнула след от слезы на щеке Сани. Заметив радостно сияющего на его подбородке солнечного зайчика, она быстро шагнула к окну и задернула плотные зеленые шторы. В комнате словно наступили сумерки.

- Да. Спасибо, Лен, - прокомментировал Саня. – К склепу мне и, правда, пора привыкать. Поскорей бы уж.

Лена покачала головой.

- Не говори. Мы все для тебя сделаем, чтоб...

- Точно! Все! А я вот что-то ничего для себя не могу! Ни встать, ни сесть, ни охнуть, ни пернуть! Вот ведь, как устроился! Молодец! Все мне, а я ничего!

Лена шмыгнула носом и, отвернувшись в сторону, украдкой провела пальцем под глазами.

- Зря ты.

- Это ты зря! И мама тоже зря! Что вы тут добреньких из себя строите?! Сплавили бы меня уже куда-нибудь давно. Или пустили бы по вене мне корабль с сокровищами, как просил!

Лена опустила плечи, направилась к двери.

- Сегодня новый врач придет. Мама нашла где-то. Говорят, чудеса творит.

- Чудеса! – изо рта Сани вылетела густая слюна и повисла на губе. – Да я сам чудо! Юдо! – не в силах пошевелиться, парень попытался сдуть слюну, но лишь размазал по подбородку.

Молча Лена подошла к нему и вытерла лицо. Возле двери она чуть задержалась и наклонилась, чтобы придержать кота, уже готовящегося проникнуть на запретную территорию. Пойманный зверь обиженно фыркнул и попытался прорваться силой, но Лена спокойно взяла его под мышку. Апельсин сник, сдаваясь.

- Сама-то, небось, о чудесах мечтаешь, сестренка? Конечно! Моего не хочешь попробовать? Так садись на байк и вперед! Вроде и есть ты, а на самом деле и нет тебя ни хрена.

Лена закрыла за собой дверь, действительно превратив комнату в подобие склепа. Крошечные частицы пыли кружились в едва подсвеченном пространстве, в котором, не было никакого движения, никакой жизни.

Саня прикрыл глаза, погружаясь в медитацию, которую придумал несколько месяцев назад. Он в очередной раз представил себя пассажиром потрепанного лимузина. От водителя, которого никак не мог рассмотреть, его отделяла толстая матовая перегородка. Раньше он бился, метался, кричал на водителя, уговаривая притормозить или свернуть с маршрута, но все было тщетно. Его везли, и он не знал куда. Мнение пассажира никого не интересовало. Санька двигался туда, куда должен был прибыть.

Он смотрел в окно, где проплывал однообразный пейзаж грязного провинциального городка. Размышлял о том, как похоже устроены автомобили, везущие пассажиров, и человеческие тела, транспортирующие сознания хозяев. Хотя кто еще хозяин! Саня откинулся на сиденье и раздосадовано пнул перегородку.

Зато по магистралям автомобилей всегда текли различные жидкости. И в Сане который месяц бегал оригинальный коктейль из обезболивающих, без которых он лез на стенку. Звучало издевательски, поскольку даже мизинцем Саня пошевелить не мог. С «Кодеина» и «Трамала» его достаточно быстро перевели на «Фентанил», «Норфин» и производные морфина. И все это богатство копилось в организме, покрывая липким слоем кровеносную систему, превращая сеть капилляров в черную паутину.

Конечно, проще всего было бы зарядить ударную дозу, чтобы мотор, чудом еще чихающий и кашляющий в его теле, окончательно заклинило или порвало к чертовой матери. Но помощников в таком деле не нашлось. Лена уже выла, но отказывалась подыграть, как это называл Саня. Хоть и уже поджимала губы.

Но ничто не появляется из ниоткуда и не девается в никуда. Если как следует сосредоточиться, можно было обойти и водителя, и того, кто прокладывал маршрут его лимузину. Вломиться напрямую в двигатель! Стоило только представить, как от почерневших стенок трубок и шлангов отрываются чешуйки яда и устремляются к горнилу двигателя, забивая самую главную артерию...

Лимузин дернулся. По кузову прошла волной судорога, но водитель вдавил педаль газа в пол. Машина рванула вперед, как обреченный заяц перед носом у гончих.

Саня зажмурил глаза и нахмурил лоб. Нужно больше! Еще сильнее.

Мотор чахоточно закашлялся. Вибрация передавалась буквально на каждую деталь в салоне. Саня безумно захохотал и чуть не откусил язык, когда лимузин резко остановился. Во рту парень почувствовал металлический привкус и машинально сплюнул. Черный сгусток с чавканьем шлепнулся на пол, но Саня не обратил на него никакого внимания. Ручка, за которую держался, поддалась! Осторожно он открыл дверцу и выглянул на улицу и тут же нырнул обратно – мимо пронесся мотоциклист, чуть не вырвав с корнем дверцу, а с ней и пассажира.

- Идиот! – крикнул Саня и снова потянул за ручку. Дверь не поддалась.

- Ну-ну, не шуми, братик! – услышал он голос Лены. – Напугал ты нас! Хорошо, Апельсин что-то почуял. Вот так. Сейчас укольчик поставим – еще сто лет проживешь!

Саня зажмурился и открыл глаза. Лимузин вновь набирал скорость. Пейзаж за окном слился в одно светлое пятно. Впрочем, и на нем иногда можно было разглядеть темные пятнышки и тонкую паутину трещин.